Коронавирус как последняя капля для мировой экономики

Неожиданная по своим масштабам и значению вспышка азиатского коронавируса стала основной новостной темой начала 2020 года. Неизвестная ранее инфекция в одночасье превратилась в глобальную проблему, от которой не смогли дистанцироваться отдельные государства. Известия на эту тему носят не только и не столько медицинский характер, и это событие уже вызвало видимые экономические потрясения в мировом масштабе, которые будут проявляться и развиваться еще в течение нескольких ближайших кварталов.

Стоит отметить, что c формальной точки зрения вирус 2019-nCoV выглядит как менее опасное заболевание, чем хорошо известные грипп или туберкулез. По крайней мере, смертность от ранее неизвестного заболевания ниже, чем от этих болезней.

Непредсказуемый «черный лебедь»

Однако практичного инвестора и спекулянта в большей степени интересуют не медицинские тонкости, а влияние коронавируса на глобальную экономику. Несомненно, что мы наблюдаем весьма поучительный социально-экономический феномен, который уже оказал сильное влияние на сырьевые и фондовые рынки.

Прежде всего, стоит обратить внимание на то, что эпидемия коронавируса разразилась именно в тот момент, когда рынки уже явно были готовы к спаду. Опытные инвесторы и спекулянты ожидали лишь сигнала для начала активных распродаж в акциях и сырьевых фьючерсах. Однако вполне вероятно, что в других экономических условиях появление новой болезни не вызвало бы столь чувствительной реакции со стороны участников торгов. Рискнем предположить, что глобальная экономика так же, как и фондовые рынки, к началу 2020 года уже стояла на пороге начала сильного спада. Вспышка коронавируса стала лишь последней каплей, которая сделала назревшую тенденцию видимой и придала ей дополнительное ускорение.

Примечательно, что вполне ожидаемый «черный лебедь» в очередной раз оказался связан с непредсказуемым для многих инвесторов фактором. К началу текущего года возможность резкого спада рынков можно было связывать с последствиями торговых войн, состоявшимся выходом Великобритании из состава ЕС или же с началом широкомасштабного военного конфликта между США и Ираном. Сейчас об этих угрозах уже мало кто вспоминает.

К слову, последняя «опция» едва не сыграла свою предполагаемую негативную роль. Однако мы наблюдали явный «фальстарт», после которого ключевые фондовые индексы США и российский рублевый индекс Мосбиржи еще сумели неоднократно обновить свои исторические максимумы. В начале января США отказались от применения военной силы на Ближнем Востоке в пользу усиления санкций против несговорчивой Исламской Республики. И все же относительно благополучное разрешение этой ситуации положило начало среднесрочному спаду нефтяных котировок. Позднее он усилился по мере того, как начала разгораться паника по поводу «смертельно опасного» коронавируса.

Болезненную реакцию фондовых рынков на коронавирус 2019-nCoV вполне можно оправдать психологическими факторами. Инвесторы и спекулянты принимают решения на основе ожиданий. В этом плане тревожный информационный фон вполне соответствует сильным движениям на рынке.

Шок для «мировой фабрики»

Однако парадокс заключается в том, что не слишком опасное заболевание вызвало серьезный экономический шок в реальном секторе КНР. Более того, этот шок, как круги по воде, начинает расходиться по всей мировой экономике. Не секрет, что современный Китай давно и вполне заслуженно считается «мировой фабрикой». ВВП этой страны все еще в значительной степени формируется за счет реальной выработки материальных ценностей. Доля промышленного производства в ней составляет около трети. Сопоставимую долю в ней составляет и сфера услуг.

Для сравнения, по итогам 2018 года доля промышленности в ВВП США составила лишь 14,8%, а на долю услуг пришлось 55,5%. Очевидно, что финальные сборочные производства в развитых странах основаны на полуфабрикатах и комплектующих, производимых в КНР. Поэтому процессы, происходящие в экономике Китая, представляются вполне реалистичным отражением тенденций на уровне всей мировой экономики.

Следуя этой логике, мы стоим на пороге циклического падения экономики Китая, и в более широком смысле — всего мира. Спад объемов производства в мировом масштабе также означает временное сокращение глобального потребления большинства видов промышленного сырья и энергоносителей. Эти негативные процессы могут продолжаться в течение одного-двух лет.

Что же происходит в Китае сейчас? Не будем принимать во внимание дежурные заявления Пекина о том, что инфекция будет взята под контроль и экономический спад в стране будет быстро преодолен. Обратим внимание на один из свежих официальных китайских статистических показателей.

В начале марта стало известно, что значение индекса деловой активности в производственном секторе Китая резко понизилось до 40 п. против февральского значения 51,1 п. Напомним, что значение индекса 50 п. соответствует равному количеству оптимистов и пессимистов относительно дальнейшего развития ситуации. Если ниже 50 — предпочтение негативному сценарию отдают все большее количество экспертов. За несколько последних месяцев самое слабое значение этого индекса наблюдалось в феврале 2019 года. Тогда оно составило 48,3 п. К слову, свежая статистика из соседнего Гонконга также оказалась весьма неутешительной. Месячный объем розничных продаж там сократился на 21,4%.

Таким образом, мы наблюдаем вполне объективное подтверждение того, что реальное производство и торговля в Китае испытывают серьезные проблемы. Еще одним интересным совпадением стало то, что эпидемия коронавируса совпала с длительным празднованием Нового года по китайскому календарю. На этот период приходятся традиционные многодневные каникулы, во время которых многие производства приостанавливаются. На этот раз их существенная часть не возобновила работу после длительного новогоднего перерыва.

Первые сообщения на эту тему прозвучали со стороны ряда крупных мировых автопроизводителей, таких как BMW, Volkswagen и Volvo. Позднее компания Toyota также объявила о приостановке работы своих автозаводов в Китае. А компании Hyundai Motor Co. и Kia Motors Corp. довольно скоро сократили объемы производства в Южной Корее. Кроме того, концерн Fiat Chrysler сообщил о возможной приостановке одного из заводов по причине нехватки китайских компонентов для сборки. Конкурирующие технологические гиганты Apple и Samsung также были вынуждены временно прекратить производство на китайских фабриках.

Через некоторое время в СМИ появилась информация о том, что китайские сырьевые трейдеры начали отказываться от законтрактованных ранее поставок промышленных металлов и сжиженного природного газа.

Вершина айсберга

Пауза в производстве таких сложных финальных продуктов, как автомобили или бытовая электроника, представляет собой лишь вершину айсберга. Подобные факты означают остановку производства по всей цепочке изготовителей многочисленных комплектующих. Оборотной стороной этого процесса неизбежно станут перебои в работе расположенных по всему миру производств, использующих китайские комплектующие.

Из КНР приходят сообщения о том, что правительство требует от местных производственных и экспортирующих компаний немедленно возобновить работу. По-видимому, это делается достаточно жесткими методами, в азиатском стиле. Одновременно с этим стало известно о ряде монетарных мер, призванных стимулировать восстановление экономики Китая. Однако вся сложность сложившейся ситуации заключается в том, что ее нельзя решить с помощью привычной накачки экономики дешевыми деньгами.

Ранее эпидемии, подобные коронавирусу, не выходили за рамки отдельных регионов и отраслей экономики. Теперь же вспышка инфекции подтолкнула мировую экономику к серьезному сбою. В сложившейся ситуации можно лишь надеяться, что Китай как «мировая фабрика» вновь запустит свой промышленный конвейер и начнет активно наверстывать упущенное.

Как коронавирус влияет на экономику и биржу

Наверняка вы слышали и читали про новый вирус в Китае. Рассказываем, что случилось и как это повлияет на инвесторов.

О лекарствах и посылках из Китая говорить не будем. Речь про сам вирус и то, как он влияет на экономику и фондовый рынок. Никакой паники — только факты.

Что происходит

31 декабря 2019 года Всемирная организация здравоохранения узнала, что в городе Ухань провинции Хубэй появилась странная пневмония. К 3 января 2020 года число заболевших достигло 44 человек.

7 января китайские власти сообщили, что речь идет о новом коронавирусе — представителе семейства вирусов, вызывающих различные заболевания: от простуды до тяжелого острого респираторного синдрома. Новый вирус назвали
2019-nCov.

К 12 января 2020 года выяснилось, что вспышка заболевания связана с рынком морепродуктов в городе Ухань. 13 января появился первый заболевший в Таиланде, 15 января — в Японии, 20 января — в Южной Корее. Эти пациенты заразились в Ухане. После этого отдельные заболевшие были обнаружены в Сингапуре, Австралии, Германии и некоторых других странах. В России пока отмечено два случая, оба пациента — граждане Китая.

На 5 февраля 2020 года выявлено 24 613 заболевших новым вирусом, из них 24 392 — в Китае. Большинство заболевших находятся в провинции Хубэй, где вирус и появился. Умерло 494 человека, из них 492 в Китае, один в Гонконге и один на Филиппинах. Выздоровело 1027 человек.

У вируса длительный инкубационный период — до двух недель. Чтобы выявить вирус, нужны специальные тесты, а обработка данных занимает время. Наконец, число врачей и медицинских учреждений ограничено. Все это означает, что заболевших на самом деле может быть больше: просто пока неизвестно, что они болеют.

Карта распространения вируса от Университета Джонса Хопкинса. Данные обновляются несколько раз в день

Что происходит с экономикой

На экономику больше влияет не сам вирус, а меры борьбы с ним. Чтобы остановить болезнь, китайские власти ввели карантин в Ухане и нескольких других городах провинции Хубэй: не работает транспорт, отменены общественные мероприятия.

Китайские новогодние праздники должны были закончиться 30 января, а 31 января должно было стать рабочим днем. Но праздники продлили по 2 февраля, чтобы сдержать вирус. Около 25 провинций и крупных городов Китая продлили празднование Нового года до 10 февраля, а в провинции Хубэй большинство учреждений не будет работать до 14 февраля. Эти территории обеспечивают 80% ВВП страны и до 90% экспорта.

Многие предприятия в Китае не работают, из-за этого могут сорваться поставки товаров, в том числе за пределы Китая. Например, по данным Reuters, Hyundai Motors постепенно остановит производство в Южной Корее из-за проблем с поставками.

Apple до 9 февраля закрыла свои магазины в Китае, оставив работать только онлайн-магазин. 17% продаж Apple приходится на Китай, так что прибыль компании может уменьшиться. McDonald’s закрыл несколько сотен из 3300 ресторанов в Китае, а Starbucks — больше половины из 4300 кофеен. Похожие меры приняли KFC, Pizza Hut, Ikea и Ralph Lauren, а Disney закрыл парки развлечений в Шанхае и Гонконге.

Более 60 авиакомпаний, в том числе British Airways, Delta и Lufthansa, отменили рейсы в Китай и из Китая, чтобы снизить вероятность распространения вируса. Круизные компании также отменяют рейсы, а РЖД ограничили пассажирское сообщение с Китаем. Из-за снижения числа туристов упадет выручка авиакомпаний, отелей, индустрии развлечений.

Из-за вируса замедлится рост китайской экономики. Если в 2019 году она выросла на 6,1%, то в 2020 году, как пишет The New York Times со ссылкой на Oxford Economics, можно ждать роста порядка 5,6%. Рост мировой экономики, по мнению Oxford Economics, составит 2,3% вместо ранее ожидавшихся 2,5%. Moody’s Analytics считают, что из-за вируса мировая экономика в 2020 году вырастет на 2,5% вместо ранее ожидавшихся 2,8%.

Силуанов: коронавирус для экономики хуже падения цен на нефть

Пандемия коронавируса влияет на российскую экономику больше, чем обвал цен на нефть, считает министр финансов Антон Силуанов. По его словам, она «влияет непосредственно на целые отрасли».

«Считаю, что те меры, которые у нас определены правительством, те ресурсы и запасы, которые мы сформировали в бюджете, это ФНБ, это 300 млрд руб., о которых в плане говорится, позволят нам оперативно реагировать на развитие событий и помочь нуждающимся бизнесу, людям, субъектам РФ, ну и, конечно, предприятиям. Поэтому ситуация непростая, мы это все видим, но у правительства есть сформированный план действий, по которому мы и будем работать»,— сказал господин Силуанов журналистам (цитата по «Интерфаксу»).

Министр также отметил, что правительство принимает меры по поддержке отраслей, которые могут пострадать из-за коронавируса в первую очередь — авиперевозки, сфера туризма и т. д. Он добавил, что вместе с ЦБ будут предприниматься усилия по снижению нагрузки на предприятия.

Ранее Антон Силуанов заявил, что ситуация в экономике России развивается «не лучшим образом» из-за падения цен на нефть и пандемии коронавирус. Он сообщил, что бюджет России в текущем году будет дефицитным, и по этой причине придется задействовать средства Фонда национального благосостояния (ФНБ).

О том, как правительство планирует бороться с последствиями коронавируса,— в материале “Ъ” «В худшем случае обнулимся».

Коронавирус и нефть: как страдает мировая экономика

Ситуация вокруг эпидемии коронавирусной инфекции COVID-19 приобретает всё более апокалиптический характер. Различные страны мира одна за другой закрывают свои границы для въезда иностранных граждан. США запретили прибывать на свою территорию даже европейцам. Евросоюз на видеоконференции «Группы семи» устами председателя Еврокомиссии предложил «временно воздержаться от необязательных поездок в ЕС». В Париж ввели войска в преддверии объявления чрезвычайного положения и комендантского часа! Население европейских городов, охваченное паникой, сметает всё с полок продуктовых магазинов. Естественно, подобные чрезвычайные меры борьбы с эпидемией не могут не повлиять на экономику самым негативным образом.

По мнению аналитиков Bank of America, 2020 год станет для мировой экономики худшим со времени окончания глобального экономического кризиса в 2009 году. Им вторят эксперты Bloomberg, которые прогнозируют потери до 2,7 триллионов долларов и рост, приближающийся к нулю, в случае глобальной пандемии. Впервые с 2003 года цена барреля нефти марки Brent в ходе биржевых торгов 18 марта падала ниже 25 долларов.

Многое будет зависеть от того, как будут развиваться события в Китае, чья экономика занимает почётное второе место после США. Научный сотрудник аналитического центра «Тайхэ» Чжан Цзяжуй предсказал, что её потери в первом квартале 2020 года составят более 143 миллиардов долларов или 1 процент от ВВП страны.

Сильнее всего от вспышки коронавируса пострадали сфера общественного питания, туризм и розничные продажи.

По словам китайского эксперта, эпидемия наложилась на стадию структурной трансформации и замедления экономического роста. По итогам 2019 года рост ВВП составил 6,1%, что стало худшим показателем за три десятилетия. Аналитики банка Goldman Sachs ещё более пессимистичны и ожидают сокращения китайской экономики на 9% в январе-марте в годовом выражении.

Безрадостные перспективы вырисовываются и для первой экономики мира. Тот же Goldman Sachs в своей аналитической записке сообщил, что доходность американских компаний на протяжении всего 2020 года может быть близка к нулевой. Внезапный сбой в экономике, вызванный мерами по сдерживанию COVID-19, может привести к росту уровня корпоративных дефолтов в США выше 10%в. При определённых условиях замедление экономического роста может плавно перейти в настоящую рецессию. Аналитики рейтингового агентства Moody’s допускают такой исход с вероятностью в 40%.

И ставки очень высоки, поскольку на кону кресло президента США на предстоящих ноябрьских выборах. Этим можно объяснить определённую нервозность в словах и действиях президента США Дональда Трампа в последнее время. Стоило ему на брифинге в Белом доме 16 марта заикнуться о возможности рецессии в США, как случился очередной обвал на фондовых площадках — в результате пришлось даже останавливать торги на Нью-Йоркской фондовой бирже. А чего стоят неуклюжие попытки получить контроль над ведущей немецкой фармакологической компанией CureVac AG, разрабатывающей вакцину от COVID-19? Есть информация, что Трамп предложил руководителю CureVac миллиард долларов за передачу вакцины. Белый дом планирует выделить огромную сумму денег — более 1 триллиона долларов — на стимулирующие меры, в том числе денежные выплаты населению и поддержку малого бизнеса. Планируется выплатить по одной тысяче долларов каждому американцу!

Планы по стимулированию своих экономик принимают и страны Европы. Так, правительство Франции выделит 45 миллиардов евро на поддержку предприятий и работников в условиях эпидемии коронавируса. Помимо этого, власти страны намерены предоставить государственные гарантии по кредитам малым и средним предприятиям в размере 300 миллиардов евро. Предусмотрена отсрочка всех налоговых и социальных платежей в марте. При этом, как отмечает министр экономики и финансов Франции Брюно ле Мер, прогнозы неутешительны: по предварительной оценке, ВВП страны в 2020 году снизится на 1 процент. Германия также выделит на поддержку экономики 550 миллиардов евро, чтобы стабилизировать хозяйственные процессы.

На днях премьер-министр РФ Михаил Мишустин объявил о мерах поддержки российской экономики для борьбы с последствиями распространения коронавируса. Будет сформирован антикризисный фонд в размере 300 миллиардов рублей. Для туристической и авиационной отраслей будет действовать отсрочка по взысканию налогов, впоследствии эта мера может быть распространена на другие пострадавшие отрасли и предприятия. Расширяются действующие программы льготного кредитования для малого и среднего бизнеса.

Доступ к льготным кредитам получат также торговые предприятия для создания запасов товаров первой необходимости. Для них же создаётся «зелёный коридор» на таможне. Эксперты рейтингового агентства АКРА считают, что российская экономика не испытает драматического падения при условии своевременной реакции властей на вызовы, возникшие в связи с обвалом цен на нефть и распространением эпидемии коронавируса. Если Центробанк не допустит кризиса ликвидности в банковской системе, эксперты не исключают небольшой прирост российской экономики в 2020 году — до 0,6%.

ОПЕК ПЛЮС НЕФТЯНАЯ ВОЙНА

Удар коронавируса COVID-19 по мировой экономике не оказался бы столь ощутимым, если бы не сорвалась сделка ОПЕК+ в начале марта этого года. Ценовая война, которую развернула Саудовская Аравия, не сулит миру ничего хорошего. Глава Saudi Aramco Амин Нассер недавно заявил, что компания в апреле намерена поставлять 12,3 миллиона баррелей нефти в сутки против 9,7 баррелей в марте. Параллельно Эр-Рияд предложил своим клиентам в Европе, США и Азии скидки в размере 6-8 долларов. Со стороны такие действия выглядят как безумие, но, возможно, саудовские власти действуют по некоему хитроумному плану, который не столь очевиден внешним игрокам. Чем больше объёмы производимой нефти, тем выше шансы экспансии и захвата новых рынков сбыта. Сланцевые производители в США выдают уже 13 миллионов баррелей в сутки и, как утверждают в Минэнерго США, значительного снижения добычи в 2020 и 2021 годах не планируют.

Россия производит более 11 миллионов баррелей, то есть меньше, чем США. Какой смысл сокращать у нас добычу, если выпадающие объёмы тут же компенсируются увеличением американской сланцевой нефти? Даже зарубежные эксперты, анализирующие это опасное противостояние, отмечают наличие серьёзных козырей у России. Financial Times пишет, что Россия лучше Саудовской Аравии готова к ценовой войне на рынке нефти благодаря крупным международным резервам и плавающему курсу валюты. Американское издание Forbes посулило России победу в нефтяной войне с Саудовской Аравией на том основании, что Saudi Aramco лишь недавно вышла на биржу и многие подданные страны брали кредиты для покупки акций. Низкие цены на нефть могут разрушить экономику королевства.

КОГДА ЖЕ ВАКЦИНА?

Экономическое здоровье стран мира на данном этапе могут спасти лишь ощутимые результаты в борьбе с коронавирусом COVID-19. И если в нефтяных вопросах согласия нет, то следовало бы бросить все силы на выработку средств защиты от опасного вируса. И вряд ли тут уместны заявления, подобные сообщению главы немецкого Института Роберта Коха, одного из центральных научно-исследовательских институтов Германии, что пандемия COVID-19 может затянуться на два года, пока большинство населения Земли не переболеет и не приобретёт к вирусу иммунитет. Такие заявления со стороны профессионала, призванного искать эффективные меры защиты от вируса, выглядят странно и больше смахивают на капитуляцию.

Есть страны, где вирусология достигла высокого уровня, в их число входит и Россия. Обнадёживает недавнее заявление президента Владимира Путина, что наша страна располагает всеми необходимыми инструментами и научной базой для разработки вакцины от коронавируса в ближайшее время.

Все за сегодня

Политика

Экономика

Наука

Война и ВПК

Общество

ИноБлоги

Подкасты

Мультимедиа

Политика

Biznes Alert (Польша): коронавирус и ценовая война отразятся на российской экономике

Как говорит эксперт варшавского Центра восточных исследований Шимон Кардась (Szymon Kardaś), на экономическую ситуацию в России влияние в ближайшее время будут оказывать два явления: разрыв нефтяного соглашения, спровоцировавший падение цен на нефть, и пандемия COVID-19, которая наложит отпечаток на состояние всей мировой экономики.

Главной угрозой, по словам аналитика, станет для России неопределенность в отношении дальнейшего развития пандемии, которая затронула и ее саму. «У нас сейчас только первый квартал. Может случиться так, что в следующие месяцы нефтяные цены стабилизируются и вернутся на уровень, соответствующий ожидавшимся в 2020 году показателям», — отмечает Кардась.

По прогнозам российского министерства финансов, если цены не поднимутся выше 25-30 долларов за баррель, бюджет будет терять примерно два миллиарда долларов в месяц. Однако сложно делать прогнозы, как долго они будут удерживаться на таких значениях.

При положительном для России сценарии, то есть кратковременном снижении цен, ситуация на нефтяном рынке не окажет сильного влияния на финансовую ситуацию в стране. Если события будут развиваться по пессимистическому сценарию, то есть замедление мировой экономики из-за пандемии коронавируса, а также снижение спроса на нефть окажутся долгосрочным явлением, в течение ближайших трех-пяти лет ВВП РФ может снизиться на 5-14% (такие потери, по мнению российского министерства финансов, ее ожидают от одного только снижения цен на нефть).

Коронавирус опаснее падения цен

Российская экономика, конечно, сильно зависит от экспорта нефти и нефтепродуктов, но в этом отношении ситуация начала меняться. В планах министерства финансов на 2022 год появилось предположение, что к тому моменту бюджетные поступления от продажи сырья будут составлять только 35%, при этом больше дохода начнут приносить другие отрасли экономики. Однако из-за пандемии появляется вопрос, способны ли они будут обеспечить такой уровень поступлений, который позволит стабилизировать бюджет. Прогноз в этом отношении дать сложно, поскольку Россия еще только приступает к борьбе с вирусом. Та потребует внедрения новых мер по противостоянию угрозе, которые, несомненно, отразятся на состоянии российской экономики.

Контекст

Le Point: альянс ОПЕК и России — жертва коронавируса

Обозреватель: России из-за нефтяной войны грозит судьба СССР?

Rzeczpospolita: спровоцировав кризис на нефтяном рынке, Россия рассчитывает убрать конкурентов

Сочетание двух факторов, то есть ослабления экономики и низких цен на нефть, может, по мнению нашего собеседника, представлять опасность для российского политического режима. Эксперт обращает внимание, что Россия приступила к процессу системных изменений, то есть внесения поправок в конституцию, призванных решить проблему с передачей власти в долгосрочной перспективе (скорее всего, Путин сможет сохранить президентский пост после 2024 года). Кроме того, Кремль планировал внедрять масштабные социальные проекты. Сейчас сложно сказать, как на их реализацию повлияет кризис.

Шимон Кардась подчеркивает, что Россия готова к кризисной ситуации. В последние годы она проводила очень консервативную политику расходов, бюджет верстался, исходя из реальной, даже заниженной цены на нефть и другие энергоресурсы, что позволило накопить в Фонде национального благосостояния более 150 миллиардов долларов. Кроме того, есть золотовалютные, сырьевые резервы и так далее. Это хорошая «подушка безопасности», однако, эксперт Центра восточных исследований обращает внимание, что никто не предполагал, насколько масштабным окажется кризис. Ситуация будет гораздо более сложной, чем в 2014 году. Накопленные средства позволят сохранить расходы (в особенности в социальной сфере) на прежнем уровне, вопрос только, надолго ли.

Пандемия может спасти нефтяное соглашение

Как полагает аналитик, сложившаяся ситуация, влияние на которую оказывает пандемия коронавируса, может способствовать возвращению к переговорам по нефтяному соглашению. История, как напоминает Кардась, показывает, что повлиять на нефтяные котировки может даже само заявление о намерении это сделать. «Переговоры на тему нефтяного соглашения в рамках ОПЕК+ начались в феврале 2016 года, и с того момента наблюдался рост цен, хотя подписали его только в ноябре 2016», — добавляет эксперт.

Он говорит, что у нефтепроизводителей есть две возможности. Они могут наблюдать за рынком, не предпринимая никаких шагов, то есть допустить падение цен до исторического минимума, но такой вариант не выгоден ни Саудовской Аравии, ни России. Также они могут заявить о возвращении к переговорам. Само такое объявление способно успокоить рынок, остановить падение цен или даже способствовать их незначительному росту. В нынешней ситуации это было бы успехом.

Оценивая действия России, Шимон Кардась подчеркивает, что в кругах российских производителей нефти не было единого мнения начет нефтяного соглашения. Некоторые были согласны ограничивать добычу в соответствии с договоренностями, лишь бы только сохранить их в силе, но «Роснефть» выступала против. Эта компания и ее глава Игорь Сечин обладают большим влиянием, поэтому сторонники разрыва соглашения одержали верх.

Когда принималось это решение, никто еще не знал, насколько серьезной проблемой станет распространение коронавируса. Так что мы не можем сказать наверняка, не окажется ли в перспективе ближайших месяцев сильнее позиция компаний, которые будут призывать к возобновлению переговоров по соглашению, и не поддержит ли их российское руководство, подводит итог аналитик.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Черные дни

Смертельный коронавирус ударил по китайской экономике. Теперь под угрозой весь мир

Мировая экономика оказалась под угрозой из-за эпидемии смертельного китайского коронавируса. Его распространение достигло таких масштабов, что игнорировать это уже невозможно. Вирус стал причиной падения цен на нефть, разрушил традиционные цепочки поставок и обрушил мировые фондовые рынки. Россия — не исключение: из-за сильной зависимости бюджета от цен на энергоресурсы и снижения доходов от них под вопросом оказался амбициозный план Владимира Путина по разгону экономики страны. Озноб мирового масштаба — в материале «Ленты.ру».

Коронавирус 2019-nCoV — смертельный вирус, который относится к тому же типу, что и вирус атипичной пневмонии, разразившейся в начале 2000-х. 2019-nCoV передается от человека к человеку воздушно-капельным путем, а также через прямой контакт. На ранних стадиях заражения проявляются такие симптомы, как диарея, тошнота и другие проблемы пищеварительной системы. Среди первых признаков болезни могут проявиться головные боли и затрудненное дыхание. Поздние симптомы заболевания похожи на обычную простуду или грипп: повышенная температура, быстрая утомляемость, кашель, чихание, заложенность носа, боли в горле и мышцах, бледность, озноб и ощущение тяжести в грудной клетке. Вакцины от 2019-nCoV пока не создано.

О вирусе 2019-nCoV стало известно в конце декабря 2019 года, когда Китай оповестил Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ) о ряде случаев пневмонии с неизвестным возбудителем. Очагом заболевания стал 11-миллионный город Ухань в китайской провинции Хубэй. Город немедленно изолировали, закрыв въезд и выезд, а его жителей попросили не покидать своих домов. На первых порах количество заболевших не внушало опасений: предположительно вирус появился в начале декабря, а к концу месяца было известно лишь о нескольких случаях заражения.

Однако уже в январе 2020 года число инфицированных начало расти по экспоненте. В начале месяца речь шла о нескольких десятках заразившихся, а к концу число заболевших уже достигло 10 тысяч. В начале февраля цифра выросла более чем вдвое — 24 тысячи, и уже были зафиксированы случаи смерти от новой болезни. К 5 февраля число летальных исходов почти достигло 500, более 1000 заболевших выздоровели. Тревожным оказалось и то, что вирус покинул пределы Китая и в короткий срок проник более чем в 20 стран мира, включая Россию. Масло в огонь подливает и сравнение коронавируса и с атипичной пневмонией (SARS) начала 2000-х, хотя жертвами первого всего за месяц стало более 400 человек, а от SARS с 1 ноября 2002 года по 31 июля 2003-го погибло всего 349 человек.

Паническая распродажа

Смертельный коронавирус и массовая паника оказали плохую услугу замедляющейся китайской экономике, которая в 2019 году продемонстрировала худшие показатели роста за 30 лет. Во-первых, эпидемия совпала с праздниками в честь китайского нового года по лунному календарю, которые длились с 24 по 29 января, и поставила под удар компании из сфер туризма, развлечений, розничной торговли и ресторанного бизнеса. Дело в том, что в течение праздничной недели жители страны традиционно уезжают на отдых или посещают свои семьи в других регионах Китая, ходят в развлекательные центры, кино и рестораны, делают покупки и путешествуют по миру. Поэтому новогодние праздники ежегодно сопровождаются сильным ростом спроса на товары, которыми торгуют розничные сети, на бензин и авиакеросин.

Однако в 2020 году привычного роста спроса не наблюдается, ведь миллионы китайцев не только оказались невыездными, но и вообще решили не покидать своих домов, чтобы не подхватить вирус. В результате розничные продажи в первом квартале 2020 года, по прогнозу аналитиков, вырастут только на 3-4 процента, что по меньшей мере в два раза ниже показателя 2019 года — 8 процентов. Вторым ударом для китайской экономики стало то, что очагом распространения вируса оказался Ухань — крупный центр автомобильной промышленности страны.

Материалы по теме

Прирожденные убийцы

Здесь, например, расположен завод совместного предприятия концернов General Motors и SAIC. Из-за вируса предприятия вынуждены продлевать новогодние каникулы еще как минимум на неделю. Экономисты подсчитали, что если китайские автопредприятия останутся закрытыми до середины марта 2020 года, их производительность упадет на треть по сравнению с уровнем, которого планировали достичь в первом квартале до появления вируса.

Неприятным сюрпризом для китайской экономики стала и массовая распродажа на местном фондовом рынке, вызванная страхом инвесторов из-за растущего числа жертв коронавируса. Снижение основных индексов началось еще до китайских новогодних каникул. Это вылилось в обвал котировок на открытии фондового рынка 3 февраля. Основной индекс CSI 300, рассчитываемый на базе акций, торгующихся на двух крупнейших биржах континентального Китая в Шанхае и Шэньчжэне, к закрытию снизился почти на 8 процентов. Входящие в него компании потеряли около 358 миллиардов долларов капитализации, что стало худшим обвалом с 2015 года. Не помогли даже попытки Народного банка Китая (центральный банк страны) влить в экономику почти 174 миллиарда долларов.

Эффект коронавируса поставил под вопрос перспективы роста китайской экономики в 2020 году. Теперь некоторые аналитики пророчат ей спад до двух процентов в первом квартале. Власти Китая обсуждают пересмотр целевых показателей текущего года по росту ВВП и готовят экстренный антикризисный план по поддержке экономики. Он будет включать меры по накачиванию финансовой системы миллиардами долларов, увеличению государственных расходов и предоставлению налоговых льгот для борьбы с потенциальной безработицей.

Зона поражения

Китайский коронавирус ударил не только по местному рынку. Из-за эпидемии иностранные компании, которые ведут бизнес в Китае и конкретно в Ухане, вынуждены идти на экстренные меры. Так, корпорация Apple, штат которой в Китае насчитывает 10 тысяч сотрудников, закрыла офисы и магазины в КНР до 9 февраля. Американская Levi Strauss & Co., всего несколько месяцев назад открывшая в Ухане крупнейший на территории Китая магазин своей марки, закрыла его на карантин.

То же произошло с сетями McDonald’s и Starbucks, которые несут потери из-за простоя ресторанов и кофеен. На распространение заболевания во второй половине января отреагировали главные биржевые индексы мира. Так, американские Dow Jones, S&P 500 и Nasdaq, которые уверенно росли в 2019 году и начале 2020-го, во второй половине января фактически пошли на спад. Снижаться начал и европейский индекс Euro Stoxx, однако его реакция на коронавирус во второй половине января смазана Brexit.

Материалы по теме

«На деле пока нет ни лекарств, ни вакцины»

Одна из основных проблем, с которой столкнулись компании по всему миру на фоне китайского вируса, — нарушение цепочек поставок. Около 20 процентов (данные 2015 года) всех компонентов, закупаемых в мире, происходят из Китая. Таким образом, остановка производств в КНР нанесла удар по промышленности и других стран. Для примера: китайские комплектующие закупает «КамАЗ». Компания уже предупредила, что может скорректировать производственные планы, если ситуация в Китае не улучшится.

Коронавирус вмешался и в работу российских ретейлеров — они стали отказываться от поставок овощей и фруктов из Китая из-за опасений инфицирования. Такое решение, например, приняла торговая сеть «Магнит». Последствия приостановки поставок продуктов из Китая почувствовали жители Дальнего Востока — там цены на некоторые овощи взлетели в несколько раз. Например, во Владивостоке килограмм зеленого лука подорожал почти вдвое — до 399 рублей. Цены на огурцы и помидоры местные производители подняли до 550 и 600 рублей за килограмм, хотя китайские овощи стоили от 100 до 160 рублей.

Однако настоящим испытанием для России может стать падение цен на нефть. Дело в том, что вынужденный карантин для предприятий в Китае после завершения новогодних праздников привел к снижению спроса на сырье со стороны КНР — главного потребителя топлива в мире — на 20 процентов. В результате цены на Brent обвалились ниже 55 долларов за баррель — это минимум более чем годового периода. Ситуация на сырьевых рынках привела к панике среди нефтяных держав. В странах ОПЕК+ заговорили о проведении экстренного заседания, чтобы обсудить возможность дальнейшего сокращения добычи для поддержания цен.

Если ситуация с ценами на нефть не исправится, она может ударить по планам России ускорить рост экономики страны в 2020 году. Речь идет о предложении президента Владимира Путина увеличить социальную поддержку населения, что должно было добавить росту ВВП страны 0,24 процентного пункта в текущем году. Теперь, по оценке аналитиков Citi, на планы Путина повлияет удешевление нефти, что замедлит рост экономики России на 0,28 процентного пункта.

Нежданчик

Коронавирус уже окрестили «черным лебедем» — сложно предсказуемым и редким событием, которое может сильно повлиять на мировой ВВП. Очевидно, что эпидемия сильно подорвала экономические показатели Китая за первый квартал 2020 года, хотя падение производства еще не проявило себя в полной мере. Ситуация может исправиться только в том случае, если китайские власти предпримут успешные меры по поддержанию спроса и промышленности и если сама болезнь не перерастет в глобальную пандемию. В то же время влияние коронавируса на экономики других стран оценить пока сложно.

Истории глобальных эпидемий XX века не вносят ясности в вопрос, поскольку они совпадали с войнами и рецессиями, мешающими четко отследить влияние конкретного заболевания на экономику. Например, в 1918 году, во время пандемии испанского гриппа (испанки), которая считается самой страшной эпидемией XX века — ее жертвами стали десятки миллионов человек, индекс Dow Jones Industrial Average рос на оптимизме, связанном с окончанием Первой мировой войны. Когда же в декабре 1918 года обвал индекса все же произошел, он больше выглядел как откат к значениям предыдущих месяцев. Уже в начале 1919 года индекс возобновил свой рост.

Следующие две эпидемии — азиатский грипп 1957 года и гонконгский грипп 1968-го — совпали с рецессией в США, что также скрыло влияние болезни на американскую экономику. Специалисты уточняют, что заболевания сами по себе не были причиной рецессии. Атипичная пневмония в 2003 году в основном ударила по китайскому рынку, а ее воздействие на американскую экономику оказалось смазано вторжением США в Ирак. Уже в 2009 году, когда случилась эпидемия свиного гриппа, американские власти смоделировали влияние подобных событий на экономику США и пришли к выводу, что пандемия наподобие испанки в XXI веке может вызвать рецессию. Эпидемии же по типу 1957-го или 1968 годов могут стать причиной замедления американской экономики на 1 процентный пункт, не более.

С точки зрения смертности коронавирус не конкурент даже атипичной пневмонии 2003 года — два из 100 против десяти. Однако экономический его эффект несет в разы больше рисков, причина тому — нынешнее положение китайской экономики в мировой торговле. Если в 2003 году Китай занимал лишь шестое место и только подбирался к верхушке рейтинга, то в начале 2020 года Пекин всерьез бросает вызов Вашингтону в борьбе за звание главной экономики планеты. Отсюда и сопутствующий ущерб: вовлеченность Китая в мировую торговлю влечет за собой дополнительные финансовые и человеческие потери.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: