Фейковая эпидемия»: профессор Воробьев рассказал о том, что представляет собой коронавирус

Распространение нового коронавируса начало замедляться. Новых заболевших уже не тысячи, а сотни ежедневно. По мнению председателя Московского городского научного общества терапевтов профессора Павла Воробьева, никакой эпидемии и смертельно опасной заразы и не было.

В России никто не заболел. Двое китайцев, госпитализированных в РФ, благополучно выздоровели. Люди, эвакуированные из Китая, переждали две недели карантина и были выписаны по домам – инфекции ни у кого из них не обнаружено. Между тем, россияне продолжают опасаться и напряженно следить за новостями.

«Эта «эпидемия» зачем-то и кому-то очень нужна. Зачем и кому – станет ясно позже», – уверен Павел Воробьев.

В качестве одного из доказательств своего мнения о том, что эпидемия – фейковая, врач привел ситуацию с круизным лайнером Diamond Princess. Заболели там порядка 600 человек. Умерли из них – двое 80-летних. Учитывая общую систему вентиляции и условные карантинные меры, в замкнутом помещении должны были за прошедшее время заразиться все поголовно. И очень многие – умереть.

Если бы вирус был действительно крайне опасен, за время, пока лайнер стоял у берегов Японии, там «сгорели» бы все. Но умерли только два пожилых человека из более чем двух тысяч, и неизвестно, какие у них были сопутствующие хронические заболевания.

В то же время Воробьев отметил, что лечить коронавирус, по сути, нечем – от него нет специфических препаратов. Смерти все разные. Как и при гриппе, люди умирают не от самого вируса, а от вызванных им осложнений, чаще всего связанных с хроническими заболеваниями.

То, что у многих «тяжелых» больных отмечается пневмония, врач назвал признаком некачественной медицинской помощи. Как он пояснил, это означает, что в медучреждениях гуляют внутрибольничные инфекции, которые и дают осложнения на фоне коронавируса.

«Перезаражали тяжелыми бактериями даже тех, кто мог бы выкарабкаться из этой истории», – сетует он.

Воробьев также напомнил, что сам штамм бактерий коронавируса китайцы российским ученым так и не дали – только последовательность генома на бумаге. Почему? Возможно, потому что ситуация полностью выдуманная с самого начала.

Непонятны и предельно жесткие карантинные меры в Китае – особенно учитывая, что в больницах, где находятся зараженные, складывается ситуация, способствующая стремительному распространению внутрибольничных инфекций. А значит – и повышению смертности.

В целом ситуацию с эпидемией врач назвал «фейком всемирного масштаба», пишет «АиФ».

А вот к карантинным мерам в России у Воробьева вопросов нет. Он отметил, что для соответствующих служб при появлении информации об эпидемии первая обязанность – это обезопасить население, а уже потом можно и разбираться, фейк это или нет.

Воробьев отметил, что причины «эпидемии» могут быть экономическими – но узнать их широкой общественности удастся далеко не сразу.

Ранее российские ученые рассказали, что коронавирус мог быть создан искусственно.

Профессор Воробьёв: эпидемии и пандемии нет, коронавирус — мистификация

61-летний Павел Воробьёв — врач в четвёртом поколении. Доктор медицинских наук, профессор. Бывший заведующий (в течение многих лет) кафедрой гематологии и гериатрии Первого МГМУ им. И. М. Сеченова. Основатель Лаборатории оценки и стандартизации медицинских технологий ФГБУ ГНЦ ФМБЦ им. А. И. Бурназяна Федерального медико-биологического агентства. Председатель правления Московского городского научного общества терапевтов, президент МОО «Общество фармакоэкономических исследований», член президиума исполкома Пироговского движения врачей России.

Отличник здравоохранения РФ, лауреат медицинской премии им. Т. И. Ерошевского. Участник ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. Последовательный критик оптимизации здравоохранения, автор высказывания о «вполне осознанном разрушении системы здравоохранения«.

Павел Андреевич уверен, что эпидемия коронавируса — в значительной степени выдумки, глобальная мистификация. Никакой эпидемии, никакой пандемии нет и не будет.

«Во-первых, что бы нам ни говорили про эпидемию и прочее, процент заразившихся — ничтожно мал. Во-вторых, нам всё время твердят, что это смертельный вирус, но одно с другим не сходится. Умершие — это только те, кто попал в поле зрения врача, то есть тяжёлые больные. Значит, есть те, кто переносит заболевание легко, но их количество не уточняется. В итоге умирает всего 2 % тяжелых больных. Но самый яркий пример, конечно — это круизный лайнер (Diamond Princess — Прим.) возле Йокогамы. Он две недели стоит на карантине, после того, как у пассажира обнаружили коронавирус. Всё это время пассажиры друг с другом общаются. Такое место — идеальный рассадник инфекции и будь коронавирус так страшен, как нам его малюют — за это время люди бы сгорели от болезни. Но в итоге заразившихся не много, они болеют в лёгкой форме, а умерло — четверо и те — восьмидесятилетние старики. Мало ли от чего может умереть человек в таком возрасте. Редкие заболевшие — это никакая не эпидемия и уж тем более не пандемия. Это локальная вспышка не изученной ранее болезни«, — сказал Воробьёв «Комсомольской правде».

Панику, по его мнению, создают искусственно. В результате возможен масштабный лекарственный кризис: «После всей этой истории у нас может возникнуть серьёзная проблема с лекарствами. Российские лекарства на 70-80 процентов — китайские, ведь именно китайцы — основные производители субстанции. Не удивлюсь, если вслед за коронавирусом ударит лекарственный кризис«.

Профессор напоминает о предыдущих истериках и связанных с ними нюансах: «В тот момент, когда фермеры вынуждены были уничтожить (из-за «коровьего бешенства» — Прим.) почти всё поголовье животных — у Сороса вдруг случилась хорошая прибавка капитала. Экономисты считают, что это как-то связано. Помните, была история со свиным гриппом, фальсификацию которого даже признали. Может быть, когда-нибудь мы узнаем о том, что коронавирус стал подобной историей«.

Что же советует руководитель Московского городского научного общества терапевтов (старейшее научное профессиональное медицинское общество России)? «Включать голову. Эти вирусы волнообразно приходят в нашу жизнь и уходят из неё. Но это не причина устраивать всемирные потопы, как сейчас. Самое страшное во всей этой истории — то, что мы все выглядим, как те дети, которые играли в воде и кричали в шутку: «Помогите, тонем». А вот когда начали тонуть по-настоящему, никто не обратил внимания. К тому же могут привести результаты игры в карантин. Население дико возбудили раз, другой, а вот в третий раз, когда к нам подберётся уже что-то серьёзное, вроде чумы или проказы, — никто не поверит в серьёзность ситуации«.

Ранее состоялось заседание Московского городского научного общества терапевтов, посвящённое коронавирусу. По итогам мероприятия Воробьёв написал в Facebook: «В целом остаётся впечатление что одни заняты отработкой каких-то мероприятий (хотя целесообразность их часто вызывает сомнения), другие и те же — распиливанием денег. Вот миллиард выделило правительство, много миллионов отслюнили уже крупные люди, всякие там биржевые игры и — не забывать торговцев масками, средствами дезинфекции и противовирусными препаратами: эти своё урвут. К людям вся эта возня имеет опосредованное отношение, не делая их ни здоровее, ни богаче«.

«Эта «эпидемия» зачем-то и кому-то очень нужна. Зачем и кому — станет ясно позже. Но совпадение сразу большого числа крупных политических и экономических событий в одно время — не очень похоже на случайность. При этом события как вне Китая (тут мы многое знаем), так и внутри Китая (тут мы знаем гораздо меньше о подковёрной борьбе элит, зато я услышал много аналогий с нашими событиями). В целом картинка похожа на описания фантастов и всякие фильмы-страшилки с концом света. Но все понимают, что это игра такая, фейк во всемирном масштабе«, — резюмирует Воробьёв.

Коронавирус — «фейк всемирного масштаба»: ситуация полностью выдуманная?

Председатель Московского городского научного общества терапевтов, профессор Павел Воробьёв уверен, что никакой эпидемии коронавируса нет даже близко, и речь идет всего лишь о «локальной вспышке не изученной ранее болезни». Как заявил специалист в интервью газете «Аргументы и факты», эта «эпидемия» зачем-то и кому-то очень нужна, а зачем и кому — станет ясно позже.

В качестве доказательства своих слов Воробьев обратил внимание на ситуацию, которая сложилась на круизном лайнере, поставленном на карантин возле Йокогамы.

«Там оказался заболевший (отчего и ввели карантин и запретили судну заходить в порт), от него заразилось довольно много людей. Как теперь уже говорят, больше 600. А умерли всего двое 80-летних. Но люди в таком возрасте могут и от любого другого вируса умереть. Мы же не знаем, какие у них были ещё заболевания. Все остальные заболели слегка. Но если бы вирус был действительно крайне заразным и смертельным, то, находясь в закрытом помещении так долго, все люди „сгорели“ бы за это время. Вот вам конкретный пример, опровергающий все разговоры про пандемию, эпидемию и т. д.», — сказал он.

По словам Павла Воробьева, лечить заразившихся этим вирусом нечем.

«Специфиче­ских препаратов нет. Как нет их при любом другом остром респираторном синдроме, включая грипп. Делаются попытки использовать против коронавируса препараты, которые применяют у больных с ВИЧ-инфекцией. Но эти попытки носят характер плохих экспериментов. Недавно проскочила новость, что китайцы стали переливать заразившимся плазму от переболевших, предполагая, что в ней могут быть какие-то антитела. Но до конца непонятно, насколько это эффективно», — отметил он.

Кроме того, как подчеркнул медик, Китай так и не предоставил штамм вируса.

«Известный российский врач-инфекционист Владимир Никифоров на днях летал в Пекин. И рассказал, что живой вирус китайцы нам так и не предоставили. Дали только на бумаге последовательность генома. Но это не совсем то, что нужно. Почему скрывают? Может, у них ничего нет и ситуация полностью выдуманная?» — задался он вопросом, выразив недоумение «запредельно жесткими» мерами по карантину и изоляции зараженных.

«Люди заперты в своих квартирах, могут выходить в магазин раз в 3 дня в магазин за продуктами. Всё остальное, включая транспорт, не работает. Нельзя перемещаться из квартала в квартал. За каждым перемещением идёт контроль с помощью смартфона. Добровольцы работают в спецкостюмах, которые регулярно дезинфицируются. При этом китайцы показывают госпиталь на стадионе на тысячи человек. Там вообще никакой изоляции. По 20 человек лежат в ячейке. Это рай для распространения внутрибольничной инфекции, которая, присоединившись, убивает больше, чем вирус. В целом картинка похожа на описания фантастов или фильмы-страшилки про конец света. Все понимают, что это игра такая, фейк всемирного масштаба. Зачем — пока остаётся непонятным», — сказал Павел Воробьёв.

«Экономисты говорят по-разному. Одни уверяют, что история с вирусом была затеяна для борьбы с кризисом, другие — для разжигания кризиса и т. д. Но совпадение сразу большого числа крупных экономических и политических событий (как вне Китая, так и внутри страны) не очень похоже на случайность. Возможно, это передел рынков. В своё время Сорос заработал на губчатой энцефалопатии крупного рогатого скота, или „бешенстве коров“, вспышка которой случилась в Англии в начале 2000-х, и фермеры были вынуждены уничтожить почти всё поголовье животных. В России была похожая ситуация с африкан­ской чумой свиней. Коронавирус может быть подобной историей. А что именно стало объектом дележа, мы пока не знаем», — отметил профессор, добавив, что правда постепенно всплывает.

«Через несколько лет мы будем примерно знать, что произошло».

«…Впечатление, что одни заняты отработкой каких-то мероприятий, другие или все — распиливанием денег. К людям вся эта возня имеет опосредованное отношение, не делая их ни здоровее, ни богаче», — резюмировал он.

Не эпидемия, а учения? Кто раздувает панику вокруг коронавируса

Новый коронавирус — страшилка для слабонервных. И способ отъема денег у населения фармкомпаниями.

Во всяком случае, такое мнение высказал в разговоре с «АиФ» председатель Московского городского научного общества терапевтов профессор Павел Воробьёв.

Юлия Борта, АиФ.ru: Павел Андреевич, так ли опасен новый коронавирус, как его представляют?

Павел Воробьёв: Я совершенно уверен, что история с очередным коронавирусом — пугалка для слабонервных. Проблема высосана из пальца, как это делается ежегодно, на потребу фармкомпаниям и другим участникам рынка: производителям и продавцам масок, дезсредств.

Этим вирусам несть числа. И коронавирус составляет чуть не 10% (видел и такие данные) в числе респираторных инфекций. То есть в 2 раза больше, чем грипп. Иначе говоря, из 100 больных с гриппоподобным заболеванием у 5 может быть грипп, у 10 — коронавирус. Ещё около 10% — коклюш и паракоклюш, у кого-то — микоплазма. Многие эти болезни вызывают поражение легких. Разное. Микоплазма — длительный и мучительный приступообразный кашель, в легких — тени, но тяжести обычно нет.

Интересно, что заболевших, по данным ВОЗ, примерно 8 тысяч (на 12-миллионный город — капля в море). Примерно у 3 тысяч поставлен диагноз, остальные обследуются. Тяжелых больных мало. Так что ни об эпидемии, ни о пандемии речь не идет вообще.

— Получается, это история, сходная с так называемой эпидемией атипичной пневмонии в 2002-2003 годах, когда ВОЗ тоже заявила спустя месяцы, что это все было бизнесом?

— Да. Единственное отличие в том, что складывается впечатление, будто в этот раз китайцы отрабатывают мощную эпидемиологическую защиту. То ли они учения проводят, то ли действительно была утечка вируса из закрытой лаборатории, о чем сейчас некоторые говорят. Последнее утверждать не берусь. Но уж больно у них военный ответ мощный. Закрыть города и прочее. Но, может быть, это просто учения. А дисциплинированные китайцы, как роботы, делают все, что им сказано, по хлопку в ладоши. Надеть маски — снять маски (которые, кстати, от заболевания респираторной инфекцией не защищают). Совет мыть руки оправдан как единственное действенное средство. Но это вообще не мешает делать всем и постоянно.

— В России ответственные лица заявили, что Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор» разработал тест-системы для диагностики вируса в кратчайшие сроки.

— Не исключу, что, если «Вектор» так быстро разработал, значит, у него это в арсенале было. У нас же все те же самые вирусы тоже есть в лабораториях.

— Правда ли, что новые вирусы, вызывающие инфекционные заболевания, появляются каждый год? Есть данные, что с 1970 года возникло больше 40 новых заболеваний.

— Конечно, каждый год что-нибудь новое появляется. Это не новость.

— Как действует вирус?

— Вирусы иногда обладают прямым действием на клетки в легких, убивая их. Тогда начинается то, что нередко называют атипичной пневмонией (хотя термин этот ошибочен). Сразу начинается диссеминированное свертывание крови — ДВС-синдром. Он вызывает те осложнения, от которых люди умирают: полиорганная недостаточность (легочная и почечная в первую очередь), нарушения давления и прочее.

— Можно ли вылечить такую пневмонию?

— Лечение ДВС-синдрома не зависит от причины, его вызвавшей. Надо быстро провести плазмаферез, начать введение антикоагулянтов (препаратов, препятствующих свёртыванию крови) в небольших дозах, переливать свежезамороженную плазму. Все остальное — по ситуации (дыхательное сопровождение, гемодиализ или гемодиафильтрация и др.). Чем раньше начаты эти мероприятия, тем выше эффект. По опыту лечения подобной ситуации при гриппе H1N1 («свином гриппе») число смертей снижается в 10 раз. Думаю, это не предел эффективности. Такие рекомендации давал наш Формулярный комитет, они не поменялись.

— А что насчёт лекарств?

— Лекарств от этих вирусов, вызывающих гриппоподобные заболевания, нет. Есть всего 2 вируса, от которых точно есть лекарства: герпес и вирус гепатита С. Все. Про остальное забудьте. Куча лекарств от ВИЧ-инфекции — потому и куча, что действенного нет ни одного. А респираторные инфекции никакими лекарствами не лечатся. Одни — бесполезные, другие — вредные, но каждый из препаратов в России продается на несколько миллиардов рублей. И подобный скандал, когда безобидную инфекцию возводят в ранг мирового бедствия, — лучшая приманка для них. Видимо, в этом году продажи пошли вниз (эпидемии гриппа так и не случилось из-за тёплой зимы), а тут такая удача. Сама приплыла в руки.

Коронавирус: без паники!

Оксана Галькевич: Ну, как Ксения сказала, очень много тем, посвященных здоровью, мы тоже с этого начнем. Коронавирус так или иначе царствует на всех информационных лентах, всюду эта тема в топе обсуждаемых новостей. Ну вот МИД Китая уже выступил против чрезмерной паники из-за коронавируса, а следом во Всемирной организации здравоохранения заявили, что мер, которые предпринимаются в Китайской Народной Республике, вполне достаточно для борьбы с этой болезнью.

Иван Князев: Ну, на самом деле, правда, во многих странах реакция не всегда адекватная вот на этот вирус. В аэропорту Бен-Гурион, к примеру, 35 китайцев, они туда летели, их просто не пустили в Израиль. Их задержали, посадили назад в самолет, и то они еле улетели назад в Москву, потому что люди когда увидели, другие пассажиры когда увидели 35 китайцев в масках, начали кричать, вопить и выгонять их из самолета.

Оксана Галькевич: А пассажиры прилетели из Москвы в Израиль?

Иван Князев: Они прилетели из Москвы в Израиль.

Оксана Галькевич: Из Москвы, и их обратно же в Москву и отправили?

Иван Князев: Их обратно в Москву же и отправили.

Оксана Галькевич: Ну да.

Иван Князев: Вот в США вообще не пускают никого, кто был в Китае недавно. Плюс ко всему, к этим новостям цены на нефть резко упали и так далее, и так далее, и так далее. Это к вопросу о панике.

Оксана Галькевич: К вопросу о панике, о настроениях каких-то общих. Тем временем, смотрите, эксперты нам напомнили о том, что уровень смертности от коронавируса сейчас удерживается на уровне 2% с небольшим, и это гораздо ниже, чем было несколько лет назад, в 2009-м, в США, когда бушевал вот этот вирус под названием H1N1. Тогда, кто помнит, уровень смертности был почти 17,5% – посмотрите, это же в несколько раз больше.

Иван Князев: Ну вот, кстати, Оксана, один из двух заразившихся китайцев в России уже, по словам врачей, идет на поправку, то есть вполне себя хорошо чувствует, два всего заразившихся у нас в России китайцев.

Оксана Галькевич: Так ли страшен черт, которого нам малюют?

Иван Князев: Да, вот сейчас будем разбираться, спросим у наших экспертов.

Оксана Галькевич: Давайте будем выяснять. Уважаемые друзья, вы тоже, пожалуйста, подключайтесь к нашему разговору, набирайте номера телефонов, которые указаны у вас на экране, звоните или пишите, мы в прямом эфире, нам тоже очень интересно ваше мнение узнать.

Иван Князев: У нас на связи Павел Воробьев, председатель Московского городского научного общества терапевтов. Здравствуйте, Павел Андреевич.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Павел Воробьев: Добрый день, добрый день.

Оксана Галькевич: Павел Андреевич, вот вы какой позиции придерживаетесь? Паника чрезмерная, или все-таки, наоборот, нужно как-то вот тщательнее, что называется.

Иван Князев: Поосторожнее быть, да.

Оксана Галькевич: Да, готовиться лишним не будет?

Павел Воробьев: Ну она не чрезмерна, она просто раздувается определенными коррупционными структурами.

Оксана Галькевич: То есть это исключительно медийная какая-то реакция, да? Пошла такая волна по социальным сетям, по медиа?

Павел Воробьев: Нет-нет-нет, я думаю, что это не медийная.

Оксана Галькевич: А как?

Иван Князев: Вот мы два дня пытались выяснить, что это за структура коррупционная.

Павел Воробьев: Я думаю, что там финансовые группы стоят за этим, а не медийность.

Оксана Галькевич: Вот так вот даже?

Павел Воробьев: Ну конечно.

Оксана Галькевич: А как на самом деле, по-вашему, выглядит ситуация? Как бы вы ее описали?

Павел Воробьев: А она же регулярно повторяется, из года в год. Те, кто занимаются торговлей лекарствами, вакцинами, масками, растворами и прочим, и прочим, они каждый год раскручивают эту истерию по поводу очередного нового смертельного вируса.

Иван Князев: Но подождите, Павел Андреевич, на одних масках много не заработаешь.

Павел Воробьев: Это вам так кажется.

Иван Князев: А вот если брать.

Павел Воробьев: Вы представьте себе, сколько миллиардов в Китае живет, и каждый день по паре-тройке масок нужно ну минимум –умножьте, и у вас получатся вполне круглые цифры.

Оксана Галькевич: Хорошо.

Павел Андреевич, ну смотрите, мы журналисты, мы не специалисты в вопросах медицины, здоровья, вы все-таки больше нас понимаете. Вот скажите, этот вирус, механизм его передачи, может, все-таки какие-то меры предосторожности нам следовало бы предпринять, чрезмерные не чрезмерные? Нужно мыть руки, отходить от людей подальше или? Вот расскажите, что вам как специалисту понятно, какая картина рисуется.

Павел Воробьев: Значит, пути передачи не ясны, он не контагиозен.

Оксана Галькевич: Это что означает? Сразу переводите с вот этого на русский.

Иван Князев: Да-да-да.

Павел Воробьев: Не контагиозен – это значит, что от одного больного много человек не заболевает.

Оксана Галькевич: Ага.

Павел Воробьев: Значит, сейчас обсуждается, что он, видимо, возможно, распространяется фекально-оральным путем, то есть через грязные руки.

Оксана Галькевич: Ага.

Павел Воробьев: . а не воздушно-капельным, или воздушно-капельный не является преимущественным путем распространения.

Оксана Галькевич: То есть маски не помогают, нужно руки мыть, я правильно понимаю?

Павел Воробьев: Да, абсолютно, руки мыть при любой вирусной инфекции нужно, это единственный способ, который помогает.

Оксана Галькевич: Ага.

Павел Воробьев: Количество заболевших ничтожно, ну просто ничтожно.

Иван Князев: Ну а ничтожно в рамках эпидемии? Как-то все-таки больше 400 человек уже умерли.

Павел Воробьев: В рамках чего? Подождите, в стране, в нашей с вами стране ежегодно умирает 40 тысяч человек от респираторных инфекций, 40 тысяч, а там умерло 200 или 300 человек – ну о чем вы говорите? Там живет 1,5 миллиарда, грубо говоря, я не знаю, 1,2 миллиарда, у нас живет 150 миллионов.

Оксана Галькевич: Да еще принимая во внимание, так скажем, плотность населения Китая.

Павел Воробьев: Ну конечно.

Оксана Галькевич: Все-таки вы считаете, что темпы несопоставимы?

Павел Воробьев: Ну о чем мы говорим? Конечно, смешно, 10 тысяч человек заболело. Сейчас за это время в Америке, в Штатах что-то 60 миллионов заболевших вирусной инфекцией за вот этот период, миллионов, а здесь речь идет о десятках тысяч человек.

Оксана Галькевич: Павел Андреевич, а, так скажем, методы борьбы, лечение, меры, которые нужно принимать.

Иван Князев: Вакцина?

Оксана Галькевич: . вам тоже понятны? Что нужно делать? Может, уже вы знаете даже?

Павел Воробьев: Ничего.

Оксана Галькевич: Ничего?

Павел Воробьев: Если это обычная вирусная инфекция, то ничего делать не нужно, спокойно пересидеть дома несколько дней, пить большое количество жидкости, другие средства, я не знаю, малину, мед, что хотите.

Иван Князев: Малина?

Оксана Галькевич: Ну это на частном уровне, так скажем.

Иван Князев: На частном уровне воды и малины от коронавируса?

Павел Воробьев: Нет медицинских рекомендаций.

Иван Князев: Нам уже долгое время говорят, что нужно делать совершенно обратные вещи. Фактически к концу месяца чуть ли не вакцину нам обещали какую-то, которая нас всех спасет.

Павел Воробьев: Да нет, ну господь с вами, вакцина от гриппа никого еще не спасала, она не эффективна, это доказано, ни одной работы, показывающей эффективность вакцины от гриппа, не существует, так что не переживайте на этот счет. Если она появится, то это будет очередной бизнес-ход, тут вопросов не будет.

Оксана Галькевич: Павел Андреевич, ну вот нам говорят о том, сколько человек.

Павел Воробьев: А если. Послушайте меня. Если возникает одышка, она возникает к концу первой недели, когда уже проходят симптомы болезни, вот это опасная ситуация, она требует, в общем, реанимационных условий.

Оксана Галькевич: А почему именно одышка должна привлекать внимание в этой ситуации? Механизм действия?

Павел Воробьев: А потому что идет прямое поражение легочной ткани, легкие перестают дышать, перестают передавать кислород из воздуха в кровь, и человек погибает очень быстро.

Оксана Галькевич: Ага.

Павел Андреевич, нам называют, сколько людей погибли уже от коронавируса, но мы как-то мало слышим о том, сколько излечились. Вам эта статистика известна? И как вы эту статистику оцениваете?

Павел Воробьев: Вы знаете, она мне непонятна, потому что что значит «излечились»? Обычно 7 дней, и человек здоров, это же обычная вирусная инфекция, тысяча заболевших, излечившихся сотни. Мне непонятно, что это такое.

Иван Князев: Нет, ну а другие что, болеют до сих пор или как? У них симптоматика?

Павел Воробьев: А я не знаю, вот я этого не понимаю, этой цифры я не понимаю. Может быть, они смотрят элиминацию вируса. Тоже странная какая-то история, так обычно не ставят диагноз выздоровевшим. Выздоровевший – это когда температуры нет, соплей нет, он здоров, все.

Иван Князев: Нет, ну, может быть, они просто ждут, когда вирус вообще уйдет из организма, чтобы человек дальше не пошел кого-нибудь заражать, поэтому держат так долго? А вообще сколько, сколько нужно времени, чтобы переболеть?

Павел Воробьев: Ну при обычной респираторной инфекции через 7 дней вируса, в общем, не остается.

Иван Князев: Ага.

Оксана Галькевич: Ага. Павел Андреевич.

Павел Воробьев: Вот… держится долго, он может месяцами держаться, действительно, но микоплазма не вирус, это другой возбудитель.

Оксана Галькевич: Слушайте, я, наверное, сейчас какие-то вещи скажу, которые вас смутят, но тем не менее, мы же простые потребители информации, точно так же читаем в разных источниках. Вот говорят, что болеют только граждане Китая, только представители азиатской расы. Говорят, что этот вирус продукт, так скажем, работы неких лабораторий по разработке каких-то.

Иван Князев: Генная инженерия, да.

Оксана Галькевич: . биологических безобразий. Как вы к этому относитесь как специалист? Мне интересно ваше мнение.

Павел Воробьев: Ну, к последнему я отношусь скептически, потому что подобные лаборатории существуют во всех странах мира, они очень тщательно защищены от утечки какой-либо дряни в природу.

Иван Князев: Ну а к тому, что китайцы болеют только?

Павел Воробьев: А?

Иван Князев: К тому, что только китайцы болеют?

Павел Воробьев: Ну. Не знаю, я не уверен в этом, хотя теоретически такое возможно, потому что есть болезни, которые имеют тропность к определенным народам, определенным национальностям, почему бы и нет. Теоретически я не исключаю такого варианта, но практически я просто не смотрел работы, не видел.

Иван Князев: Я просто, понимаете, к чему? Есть еще, знаете, даже такая теория, что вот природа сама избавляется от тех мест, где человека очень много и ведет он очень плохую деятельность. Ну это, наверное, за гранью фантастики что-то.

Павел Воробьев: Ну это, слушайте, это даже уже запредельная какая-то теория.

Иван Князев: Понятно. Даже об этом говорят.

Оксана Галькевич: Павел Андреевич.

Павел Воробьев: Ну говорят, да. Последний писк, который я сегодня услышал, что мы будем депортировать больных. У меня слово «депортация» всегда сочетается с Освенцимом, с депортацией, я не знаю, крымских татар или чеченцев, это всегда что-то такое ужасное, запредельное.

Иван Князев: Не только у вас.

Оксана Галькевич: Высылка такая, да, насильственная мера.

Павел Воробьев: И главное, никак не может сочетаться с медицинской помощью. Ну как же так? Мы же должны людей все-таки лечить, а не депортировать их, ну что это?

Иван Князев: Ага.

Оксана Галькевич: Павел Андреевич, спасибо вам!

Иван Князев: Спасибо вам.

Оксана Галькевич: И, знаете, спасибо прежде всего за ваш спокойный тон. Вы на самом деле нас успокоили в определенном смысле вашими размеренными рассуждениями. Спасибо.

Павел Воробьев: Пожалуйста. Всего хорошего.

Оксана Галькевич: Павел Андреевич Воробьев был у нас на связи, председатель Московского городского научного общества терапевтов.

Иван Князев: Сейчас послушаем телезрителей.

Оксана Галькевич: Сейчас у нас зрители хотят высказаться.

Иван Князев: Владимир, Москва у нас на связи. Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Да, добрый день. Я химик по специальности, хочу предложить одну из мер предупреждения заражения вирусом. Дело в том, что у нас сейчас очень распространены кондиционеры во всех электричках новых, в метро, и они разносят заразу по всему вагону. И когда наступит час икс, когда появится настоящая эпидемия, нужно дать команду, чтобы кондиционеры были выключены во всех транспортных средствах. Это будет, конечно, хуже, чем было без кондиционера, но это не будет зараза разноситься по всему вагону, когда сто человек могут заразиться от одного человека больного. Это уже были такие случаи.

Иван Князев: Ну, Владимир, это на самом деле известная история, но, говорят, там фильтры стоят хорошие, поэтому вряд ли такое возможно.

Зритель: Фильтры? Я химик, еще раз, никаких фильтров не существует на 100%, это можно, так сказать, любого спросить специалиста спросить, он подтвердит, нет фильтров. А то, что сегодня применяют фильтры, маски – это вообще смешно, потому что противогаз – это единственное, что может спасти от заражения ядами, вирусами и прочим. Посмотрите маски, сбоку дырки, с правой стороны и с левой стороны.

Оксана Галькевич: Ну да, они выглядят не убедительно. Да, Владимир, спасибо большое.

Иван Князев: Да, Владимир, спасибо, спасибо вам большое.

Оксана Галькевич: У нас еще один собеседник, Сергей Феликсович Санакоев на связи с нами, президент Российско-китайского аналитического центра. Сергей Феликсович, здравствуйте.

Сергей Санакоев: Да, добрый день.

Оксана Галькевич: Так, мы ждем вашего появления.

Сергей Феликсович, пока мы вас слышать слышим уже, да, вот услышали, скажите, пожалуйста, ваше мнение вот о чем хотим услышать. Китай достаточно закрытое общество, как нам представляется, да, у них закрытые информационные системы. Вот та информация, которая выдается и которая анализируется, – может быть, мы что-то не так, неправильно считываем? Неправильно трактуем? Или нам неправильно выдают? Вот как нам с этим взаимодействовать?

Сергей Санакоев: Ну, во-первых, вам неправильно представляется, Китай очень открытая страна и 40 лет как раз проводит политику реформ и открытости.

Оксана Галькевич: Ага.

Сергей Санакоев: В Китае практически сегодня нет таких мест или уголков, про которые можно было бы сказать, что они закрыты и туда попасть невозможно. Даже сейчас, китайские власти об этом, кстати, вчера на своей пресс-конференции заявили, Чрезвычайный и Полномочный посол Китая товарищ Чжан Ханьхуэй здесь в Москве, о том, что даже в самом Ухане, и в других, любых других точках готовы принимать любые международные организации, Всемирную организацию здравоохранения, наших специалистов, всех, кому интересно посмотреть, какова же там реальная обстановка.

Оксана Галькевич: То есть вы хотите сказать, что.

Сергей Санакоев: То есть это открытое информационное общество. Второй момент.

Оксана Галькевич: То есть то, что мы получаем информацию, она вот такая на самом деле и есть?

Иван Князев: Достоверная?

Оксана Галькевич: Достоверная? И цифры соответствуют действительности?

Сергей Санакоев: Это видно и из общения в социальных сетях с китайцами. Напомню, что такая социальная сеть, как WeChat, она гораздо крупнее, чем Facebook или Twitter даже вместе взятые. Поэтому, конечно, мы знаем и видим, что да, эта информация полностью соответствует.

Что касается цифр, они на самом деле смешные. Поймите, смешно просто все это сегодня таким информационным шумом обсуждать и говорить вот о том, что вот такие проблемы возникли. Обратите внимание, что Всемирная организация здравоохранения, вчера выступал ее руководитель, он не рекомендует ни закрывать сообщение, ни прикрывать торговлю, в этом нет ни малейшей необходимости.

Иван Князев: Ну да, глава вчера побывал там и сказал, что на самом деле все там хорошо и спокойно, все, что делается, делается в достаточном количестве.

Сергей Санакоев: . раскручивать фобии, особенно вот против конкретной национальности, или там фенотипа людей, или людей, которые в маске, – это просто ужасно. Давайте лучше бороться со своими конкретными проблемами, а я напомню, что даже в этой области у нас гепатит С самый опасный на сегодняшний день, более 3,5 миллионов болеющих в России, ВИЧ-инфицированных, обычный грипп гораздо бо́льшая у нас сегодня проблема. Кстати, сегодня утром наше телевидение вдруг вспомнило про обычные эпидемии гриппа в России, в 21 городе превышен эпидемиологический порог, продлили.

Оксана Галькевич: И мы тоже об этом сегодня говорили, да. Сергей Феликсович, я прошу прощения, времени у нас уже не осталось. Спасибо вам.

Иван Князев: Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Ну вот нам специалист до вас говорил, что у нас от ОРВИ гораздо больше людей погибает ежегодно. Президент Российско-китайского аналитического центра был у нас на связи.

Профессор Воробьёв: пандемии нет, коронавирус — мистификация

Павел Андреевич уверен, что эпидемия коронавируса — в значительной степени выдумки, глобальная мистификация. Никакой эпидемии, никакой пандемии нет и не будет.

«Во-первых, что бы нам ни говорили про эпидемию и прочее, процент заразившихся — ничтожно мал. Во-вторых, нам всё время твердят, что это смертельный вирус, но одно с другим не сходится. Умершие — это только те, кто попал в поле зрения врача, то есть тяжёлые больные. Значит, есть те, кто переносит заболевание легко, но их количество не уточняется. В итоге умирает всего 2 % тяжелых больных. Но самый яркий пример, конечно — это круизный лайнер (Diamond Princess — Прим.) возле Йокогамы. Он две недели стоит на карантине, после того, как у пассажира обнаружили коронавирус. Всё это время пассажиры друг с другом общаются. Такое место — идеальный рассадник инфекции и будь коронавирус так страшен, как нам его малюют — за это время люди бы сгорели от болезни. Но в итоге заразившихся не много, они болеют в лёгкой форме, а умерло — четверо и те — восьмидесятилетние старики. Мало ли от чего может умереть человек в таком возрасте. Редкие заболевшие — это никакая не эпидемия и уж тем более не пандемия. Это локальная вспышка не изученной ранее болезни»,

— сказал Воробьёв «Комсомольской правде».

Панику, по его мнению, создают искусственно. В результате возможен масштабный лекарственный кризис:

«После всей этой истории у нас может возникнуть серьёзная проблема с лекарствами. Российские лекарства на 70-80 процентов — китайские, ведь именно китайцы — основные производители субстанции. Не удивлюсь, если вслед за коронавирусом ударит лекарственный кризис».

Профессор напоминает о предыдущих истериках и связанных с ними нюансах:

«В тот момент, когда фермеры вынуждены были уничтожить (из-за «коровьего бешенства» — Прим.) почти всё поголовье животных — у Сороса вдруг случилась хорошая прибавка капитала. Экономисты считают, что это как-то связано. Помните, была история со свиным гриппом, фальсификацию которого даже признали. Может быть, когда-нибудь мы узнаем о том, что коронавирус стал подобной историей».

Что же советует руководитель Московского городского научного общества терапевтов (старейшее научное профессиональное медицинское общество России)?

«Включать голову. Эти вирусы волнообразно приходят в нашу жизнь и уходят из неё. Но это не причина устраивать всемирные потопы, как сейчас. Самое страшное во всей этой истории — то, что мы все выглядим, как те дети, которые играли в воде и кричали в шутку: «Помогите, тонем». А вот когда начали тонуть по-настоящему, никто не обратил внимания. К тому же могут привести результаты игры в карантин. Население дико возбудили раз, другой, а вот в третий раз, когда к нам подберётся уже что-то серьёзное, вроде чумы или проказы, — никто не поверит в серьёзность ситуации».

Ранее состоялось заседание Московского городского научного общества терапевтов, посвящённое коронавирусу. По итогам мероприятия Воробьёв написал в Facebook:

«В целом остаётся впечатление что одни заняты отработкой каких-то мероприятий (хотя целесообразность их часто вызывает сомнения), другие и те же — распиливанием денег. Вот миллиард выделило правительство, много миллионов отслюнили уже крупные люди, всякие там биржевые игры и — не забывать торговцев масками, средствами дезинфекции и противовирусными препаратами: эти своё урвут. К людям вся эта возня имеет опосредованное отношение, не делая их ни здоровее, ни богаче».

«Эта «эпидемия» зачем-то и кому-то очень нужна. Зачем и кому — станет ясно позже. Но совпадение сразу большого числа крупных политических и экономических событий в одно время — не очень похоже на случайность. При этом события как вне Китая (тут мы многое знаем), так и внутри Китая (тут мы знаем гораздо меньше о подковёрной борьбе элит, зато я услышал много аналогий с нашими событиями). В целом картинка похожа на описания фантастов и всякие фильмы-страшилки с концом света. Но все понимают, что это игра такая, фейк во всемирном масштабе»,

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: